О сайте

Новости

Библиотека

Ведущий сайта

Альманах "Белая Гвардия"

Доска объявлений

Отзывы и рецензии

Ссылки

Гостевая книга

 

Ганин А.В. Попытка свержения атамана А.И. Дутова в Оренбурге в декабре 1918 г. //История белой Сибири: Материалы 5-й международной научной конференции 4-5 февраля 2003 г. Кемерово. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. С.151-154.

После прихода к власти адмирала А. В. Колчака противники нового режима слева предприняли несколько попыток реванша силовым путем, из наиболее опасных для белого движения можно назвать попытку свержения власти атамана А.И. Дутова в Оренбурге в декабре 1918 г. В числе организаторов заговора были представители достаточно влиятельных политических сил: видные социалисты-революционеры, лидеры национальных окраин и вожди “демократического” течения казачества. Своей деятельностью заговорщики вносили раскол в антибольшевистский лагерь на востоке России, что было на руку большевикам и могло в конечном итоге привести к падению Восточного фронта белых.

Несмотря на кажущуюся “реакционность” казачьей столицы, именно в Оренбурге заговорщики могли рассчитывать на поддержку воинских частей, входивших в состав Юго-Западной армии Дутова и непосредственно подчиненных ярым противникам оренбургского атамана - башкирскому лидеру А.-З. Валидову и командующему Актюбинской группой полковнику Генерального штаба Ф. Е. Махину.

Как известно, атаман Дутов одним из первых военачальников на востоке России признал верховную власть Колчака, что во многом повлияло на выбор остальных лидеров. Уже 19 ноября он сообщал Колчаку по прямому проводу: “Комитет Учредительного собрания своими воззваниями мешает работать и нарушает спокойствие...”, на что Колчак ответил: “Препятствия к общественной безопасности исходят из указанного Вами источника, а также партии (эсеров), связь с которой бывшего правительства послужила причиной омских событий. Очень озабочен этим вопросом...”1. В этой связи свержение А.И. Дутова для оппозиции могло стать символом скорой победы и над самим Колчаком.

Башкирский лидер А.-З. Валидов, судя по его воспоминаниям, ненавидел Колчака больше, чем многие эсеры и открыто называл его своим врагом2. Противоречия резко усилились после обнародования 21 ноября приказа Колчака о ликвидации казахского и башкирского правительств и о роспуске башкиро-казахского корпуса3.

22 ноября в командование корпусом вступил сам Валидов. По мнению помощника Дутова генерал-майора Генерального штаба И. Г. Акулинина, башкирский лидер вел постоянные переговоры по прямому проводу с членами Учредительного собрания в Уфе4. Для координации работы в Оренбург прибыл член ЦК партии социалистов-ре-

151

волюционеров, лидер туркестанских эсеров и политик крайне левого толка Вадим Чайкин5. Он был давним другом Валидова, с которым они легко нашли общий язык.

Вместе с еще одним будущим заговорщиком, депутатом от Ферганской области Мустафой Чокаевым, Чайкин 22 ноября 1918г. бежал из Челябинска6. Именно тогда, согласно воспоминаниям Чокаева, у них созрел план освобождения Туркестана от красных, для чего необходимо было смещение Дутова7.

Валидов позднее писал о событиях тех дней: “Единственное, что можно было сделать для победы демократии - это, договорившись с верными демократической идее уральскими и оренбургскими казаками, отстранить генерала Дутова. Если бы это удалось, было бы восстановлено правительство Комуча, и красные могли бы быть снова отброшены за Волгу”8. Конечно, наивно думать, что восстановление власти Комуча могло способствовать каким-либо успехам на фронте (в этом вопросе приоритет явно за диктатурой), но в этой цитате - политическая программа заговорщиков.

Валидов 6-го и 25 ноября лично инспектировал верные ему части на фронте, где и встретился с будущими заговорщиками: полковником Махиным и атаманом 1-го (Оренбургского) военного округа Оренбургского казачьего войска полковником К.Л. Каргиным, договорившись с ними о мерах против Дутова. Махин и Каргин отличались левыми взглядами, причем первый был членом партии эсеров (по некоторым данным с 1906 года9), а второй до революции некоторое время находился под негласным надзором полиции10.

Таким образом, заговор стал складываться как минимум с 25 ноября. Такого же мнения придерживался и М. Чокаев, утверждавший, что “.. .переворот этот мог быть задуман только после прихода к власти адмирала Колчака”11. Однако высказывание Валидова о том, что план заговора “готовился в течение нескольких месяцев”12 дезавуирует предыдущую цитату. В этом случае начало формирования заговора можно отнести к периоду августа-сентября 1918 г. - времени наиболее острого противостояния между самарским правительством и атаманом Дутовым, приход же к власти Колчака еще более способствовал консолидации левой антиколчаковской и антидутовской оппозиции. К сожалению, любые заговоры, особенно неудачные, оставляют после себя минимальное количество источников. Поэтому назвать точную дату начала формирования этого заговора пока нельзя.

В ночь с первого на второе декабря 1918г. заговорщики провели свое единственное совещание в Оренбурге, в здании Караван-Сарая - резиденции башкирского правительства. На совещании, по воспоминаниям одного из его участников Мустафы Чокаева, присутствовали: Валидов, Чокаев,

152

Махин, Каргин и Чайкин13. Однако, по мнению генерал-майора И. Г. Акулинина, присутствовали также члены башкирского правительства, местные социалистические лидеры и несколько офицеров башкирских полков14. К данному свидетельству следует относиться достаточно осторожно, так как генерал Акулинин не являлся участником совещания и не мог в точности знать состав присутствовавших. На совещании заговорщики утвердили состав будущего объединенного правительства трех стран (Казахстан, Башкурдистан, Казачье государство). Полковник Махин должен был стать главнокомандующим, атаман Каргин - Войсковым атаманом Оренбургского казачьего войска (вместо Дутова)15. Башкурдистан представлял Валидов, Казахстан - представитель Алаш-Орды в Оренбурге Сейдазим Кадирбаев и Мустафа Чокаев (получил пост министра внешних связей), Вадим Чайкин также получил должность в этом правительстве. Во время совещания в Оренбурге были расквартированы четыре башкирских стрелковых полка (1, 2, 4 и 5-й), Атаманский дивизион Оренбургского казачьего войска, 1-й Оренбургский казачий запасный полк, в котором обучались молодые казаки, конвойная сотня и караульная рота, а также артиллерийские и технические части16. Таким образом, у заговорщиков, при опоре на башкирские части, были все основания рассчитывать на победу.

Однако поручик Али-Ахмед Велиев (Ахметгали), татарский купец из Челябинска, донес о тайном совещании коменданту г. Оренбурга - капитану А. Заваруеву. Тот, в свою очередь, предупредил об этом главного начальника Оренбургского военного округа генерал-майора И. Г. Акулинина. Сразу же были приведены в боевую готовность Атаманский дивизион и запасный полк, установлено наблюдение за Караван-Сараем и казармами башкирских частей, в распоряжение коменданта города вызваны русские офицеры, служившие в башкирских полках. В течение ночи заговорщики собирали верные части на железнодорожной станции Оренбург, находившейся в их руках. Однако, поняв, что инициатива перешла к сторонникам Дутова, Валидов в полдень 2 декабря выехал из города, захватив все имевшиеся в наличии вагоны. Так или иначе, но попытка заговора против власти Дутова и Колчака не удалась.

Дальнейшая судьба заговорщиков различна. Полковник Махин получил от штаба Юго-Западной армии предписание отправиться в Омск, откуда выехал за границу. В командование Актюбинской группой вступил генерал-лейтенант Г.П. Жуков. Атаман Каргин по постановлению окружного съезда 1-го военного округа был смещен со своей должности, позднее попал в плен к красным под Иркутском и был расстрелян в 1921 году по приговору военного трибунала 5-й армии. Мустафа Чокаев с супругой отправился в Гурьев и далее в Баку. Вадим Чайкин уехал вместе с ними17.

153

А.-З. Валидов через некоторое время перешел на сторону большевиком. Башкирские части были выведены из Оренбурга на усиление Северного участка Юго-Западной армии, прикрывавшего территорию Башкирии18.

1 Разговор по прямому проводу Верховного правителя России А. В. Колчака и атамана Оренбургского казачьего войска генерал-лейтенанта А. И. Дутова 19 ноября 1918г. (Омск-Оренбург) // Плотников И. Ф. Александр Васильевич Колчак: исследователь, адмирал, Верховный правитель России. М., 2002. С. 307-308.

2 Тоган Заки Валиди. Воспоминания. Борьба мусульман Туркестана и других восточных тюрок за национальное существование и культуру. М., 1997. С. 175.

3 Там же. С. 184.

4 Акулинин И. Колчак и атаман Дутов. Отзвуки омского переворота 18 ноября 1918 года в Оренбурге и Уфе //Возрождение (Париж). 1930. 7 февр. С. 2.

5 Окончательная гибель Всероссийского Учредительного Собрания. Сентябрь-декабрь 1918г./ Публикация д-ра ист. наук И. Ф. Плотникова // Исторический архив. 1999. № 4. С. ! 50.

6 Святицкий Н. К истории Всероссийского Учредительного Собрания. Ч. 3. Съезд членов Учредительного Собрания. М., 1921. С. 114.

7 ЦХИДК. Ф. 461. Оп. 2. Д. 142. Л. 18.

8 Тоган Заки Валиди. Указ. соч. С. 185.

9 Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922 г.): Подготовка. Проведение. Итоги: Сборник документов. М., 2002. С. 895.

10 Абрамовский А. П., Кобзов В. С. Оренбургское казачье войско в трех веках. Челябинск, 1999. С.257.

11 ЦХИДК. Ф. 461. Оп. 2. Д. 142. Л. 17.

12 Тоган Заки Валиди. Указ. соч. С. 187.

13 ЦХИДК. Ф. 461. Оп. 2. Д. 142. Л. 18.

14 Акулинин И. Колчак и атаман Дутов... С. 2.

15 ЦХИДК. Ф. 461. Оп. 2. Д. 142. Л. 18.

16 Состав частей гарнизона г. Оренбурга на момент заговора удалось узнать из единственного документа - Приказа по гарнизону г. Оренбурга № 79 от 18.11.1918 г. с объявлением очереди мытья частей в городских банях на неделю вперед // РГВА. Ф. 40213. Оп. 1. Д.2347. Л. 50.

17 Аманжолова Д. А. Казахский автономизм и Россия. М., 1994. С. 190.

18 РГВА. Ф. 39514. Оп. 1. Д. 6. Л. 2; Акулинин И. Г. Оренбургское казачье войско в борьбе с большевиками. 1917-1920. Шанхай, 1937. С. 103.

154

на главную страницу